04.07.2018

Зачем Москве «инновационно-производственный кластер»?

Зачем Москве «инновационно-производственный кластер»?

На территории российской столицы будет организован инновационно-производственный кластер. На прошедшем недавно отраслевом совещании московских машиностроителей заместитель руководителя Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы Кристина Волконицкая была представлена как куратор данного проекта от московского правительства. Но что это означает? Постороннему человеку понять не так просто. Известно, что 14 мая федеральный Минпромторг опубликовал проект президентского указа о создании инновационно-производственного кластера на территории Москвы. Позже мэр Москвы Сергей Собянин озвучил эту идею на встрече с Владимиром Путиным, и президент поддержал инициативу города.

Вообще, термин «кластер» активно вошел в лексикон российской промышленной политики примерно в 2012 году. Именно тогда Минэкономразвития приступило к реализации программы поддержки инновационных территориальных кластеров (ИТК). Довольно быстро из представленных заявок были отобраны 27 кластеров, которым в 2013-2015 гг. выделялись субсидии на общую сумму 5 млрд руб.

Под ИТК понималась совокупность размещенных на ограниченной территории предприятий и организаций, характеризующаяся тремя отличительными особенностями:

·        наличие объединяющей участников кластера производственной цепочки;

·        наличие механизма координации их деятельности;

·        наличие синэргетического эффекта.

Однако выделенные властями кластеры до сих пор имели в основном довольно специализированный характер, в частности, в Москве власти говорили о 7 сформированных или формирующихся кластерах: инновационные кластеры Зеленограда и Троицка (они получили статус Минэкономразвития РФ), кластер медицинских технологий «Южный», инновационный производственно-строительный кластер, композитный кластер, кластер «Медицинская промышленность, новая химия и биотех» и промышленный «аутдор-кластер». В 7 этих кластеров входят 421 организации с суммарной годовой выручкой более 48 млрд рублей.

Но теперь в Москве затеяно что-то более грандиозное: в «инновационно-производственый кластер» хотят включить едва ли не все организации столицы, имеющие отношение к промышленности или инновационным разработкам. В пояснительной записке к Указу говорится, что всего в московской инновационной системе до 20 тыс. участников. И во исполнение президентского указа московскому правительству предстоит учредить еще одну организацию, «оператора кластера» – Фонд «Инновационно-производственный кластер г. Москвы».

Насколько можно судить по тому, что говорят должностные лица, главной задачей фонда должно стать налаживание производственных связей между московскими предприятиями и лабораториями, чтобы наконец получился долгожданный «синэргетический эффект». Так, в Минопромторге утверждают, что задача Фонда – «координация деятельности участников кластера».

Столичный мэр Сергей Собянин выразился так: кластер «выступит единым интегратором всей этой инфраструктуры, чтобы помочь находить друг друга, чтобы создать единую информационную систему, чтобы мы сами могли осознать, какая помощь им требуется, какие формы этой помощи, чтобы создавать общую синергию этого колоссального потенциала».

«Вечерняя Москва» приводит слова руководителя столичного Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Москвы Алексея Фурсина, сказавшего, что кластер «будет обеспечивать интеграцию не только информационных, но и всех остальных мер поддержки предприятий».

«В Москве давно назревала такая проблема – дело в том, что различные научные и инновационные центры, подразделения, компании и другие учреждения, имеющие отношение к разработкам современных технологий, работают весьма разрозненно, у каждого из них свои цели, которые между тем могут пересекаться, – заявила «Инвест-Форсайту» старший преподаватель Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ Венера Шайдуллина. – И тогда возникает конфликт интересов. Мэр Москвы Сергей Собянин предложил главе государства создать инновационно-производственный кластер, который бы представлял интересы всех объектов, а также способствовал оптимизации всех разработок в разных сферах. В частности, в областях образования, развития инфраструктурных объектов, инноваций, промышленности. Таким образом, объединение усилий разных программистов, ученых, инженеров, разработчиков позволит им активно взаимодействовать между собой, а также запускать широкомасштабные проекты в будущем. Например, общими усилиями может быть разработана не только модель автомобиля на основе искусственного интеллекта, но и придумано построение новой инфраструктуры, что обеспечит безопасное движение по городским дорогам».

Вообще, всем известно, что лучший механизм поиска партнеров и организации производственных цепочек – это свободный рынок. Возможности государства подталкивать кооперацию предприятий крайне ограничены, и вряд ли кто-то способен отменить тот факт, что часто производственный заказ для воплощения в металле инновационной разработке выгоднее делать в Китае. Хотя, конечно, государство способно устраивать «места встречи» для бизнеса – прежде всего выставки и предпринимательские форумы. Кроме того, государство инвестирует в инфраструктуру. Но зачем для этого требуется еще один Фонд?

Если «Фонд кластера» станет очередным окном, через которое бизнесмены смогут получать какие-то преференции, если в связи с проектом «Кластер» появятся еще какие-то новые виды преференций, вреда не будет. И все же непонятно, какая суровая необходимость побудила столицу создавать еще одну структуру, тем более что Москва – регион богатый, и «промышленная политика» сама стала особой индустрией, опирающейся на целую линейку городских институтов развития. Так, через московский Фонд развития венчурного инвестирования за последние 6 лет его существования было предоставлено инвестиций на 380 млн рублей, через Московский фонд поддержки промышленности и предпринимательства получены займы более чем на 1 млрд рублей за 5 лет, в Москве действует несколько технопарков, которые, кроме прочего, за 5 лет получили субсидии на 1,2 млрд рублей, а субсидии на оснащение производства за 5 лет составили 2,77 млрд рублей. Существует Свободная экономическая зона, множество налоговых льгот и т.д., и т.п.

Окончательной ясности не дают ни разъяснения должностных лиц, ни комментарии экспертов, к которым обратился «Инвест-Форсайт».

«В случае создания нового кластера возникает вопрос, какой статус он будет иметь, – задается вопросом Алексей Головченко, управляющий партнер юридической компании «ЭНСО», президент Института развития и адаптации законодательства, глава Комитета по оценке регулирующего воздействия общероссийской общественной организации «Деловая Россия». – Будет ли он особой экономической зоной или территорией опережающего развития? Получит ли статус какого-то особого налогового резидентства? Если особого налогового режима не будет предусмотрено, затея сомнительная с точки зрения ее эффективности».

 Сергей Демин, младший партнер практики «Стратегия и операционная эффективность» консалтинговой компании «НЭО Центра», констатирует, что сегодня существует множество программ поддержки резидентов в соответствии с их отраслевой принадлежностью, сориентироваться в которых самостоятельно предпринимателям зачастую очень сложно. Кластер, по мнению Сергея Демина, сможет решить данную задачу и повысить эффективность деятельности резидентов, систематизировав и упростив доступ предпринимателей к мерам поддержки с помощью создания сервиса «единого окна». Кластер станет привлекать новых резидентов, что обеспечит региону приток инвестиций за счет внебюджетных источников.

 ©Инвест-Форсайт


Возврат к списку