Экономика России понемногу оживает, но радоваться рано

Экономика России понемногу оживает, но радоваться рано

Российская экономика оправилась от рецессии и вошла в фазу роста. По прогнозам Росстата, в 2018 году увеличение внутреннего валового продукта (ВВП) может достичь отметки 2%. Напомним, что по итогам 2017 года экономика выросла на 1,5%. По мнению чиновников, финансовый кризис преодолен, а значит, в перспективе экономические показатели начнут выправляться. В 2018 году ожидается новый виток роста промышленного производства (на 2,9%) и инвестиций в основной капитал – показатель должен достичь 4,2%.

Оптимистичный прогноз развития экономики на Инвестиционном форуме в Сочи сделал премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. По его словам, властям удалось обеспечить макроэкономическую стабильность. Даже под санкциями экономика РФ стала менее зависимой от внешних шоков и цен на сырье. В качестве примера Медведев привел данные по инфляции. В прошлом году рост цен снизился до рекордных 2,5%, а по итогам января инфляция составила 2,2% к январю 2017 года (для сравнения: в 2015 году этот показатель составлял 13%).

– У нас устойчивая финансовая система и курс национальной валюты. Сбалансированный бюджет – в этом году он вполне может стать профицитным. И мы начинаем накопление средств в нашем суверенном фонде. Динамика валового внутреннего продукта вышла в плюс, пусть даже относительно небольшой, в том числе за счет адресной поддержки отраслей, – заявил Дмитрий Медведев. Глава правительства считает, что усилия государства должны быть направлены на создание стабильных и предсказуемых правил игры для бизнеса, на рост инвестиций и дальнейшее улучшение инвестиционного климата.
Предсказуемость условий ведения бизнеса, по мнению Медведева, должна обеспечивать стабильная налоговая система. Для частного капитала также важна низкая инфляция: в правительстве считают, что она не должна выходить за определенные рамки.

– Мы говорили о 4%, сейчас она еще ниже, – добавил премьер.

Таргетирование инфляции позволяет государству контролировать ставки по кредитам. В результате последовательного снижения ставки рефинансирования ЦБ в начале 2018 года средние ставки по ипотеке и кредитам нефинансовым компаниям опустились ниже 10%.

Выступая на российском инвестиционном форуме «Инвестиции в регионы – инвестиции в будущее», министр экономического развития РФ Максим Орешкин заявил, что ключевую роль в дальнейшем развитии экономики будут играть инфраструктурные проекты. Между тем строительство как главный показатель развития инфраструктуры пока отстает по темпам роста от ВВП.

– Мы посмотрели статистику, у нас весь строительный сектор за последние 6 лет – в первую очередь из-за сокращения инвестиционной активности на уровне федерального бюджета, на уровне региональных бюджетов – отстал от динамики ВВП. Строительство – на 4,5%, строительные материалы – процентов на 9. Общий эффект, если посмотреть по всем отраслям, – порядка 1% ВВП. Это то, что мы сейчас теряем, и то, что можем получить довольно просто при увеличении здесь инвестиционной активности, – заявил Максим Орешкин. Импульсом для увеличения количества инфраструктурных проектов, по мнению министра, должна стать комбинация государственного ресурса и частных вложений. Среди проблем, ограничивающих рост числа таких проектов, глава Минэкономразвития назвал региональный протекционизм.

Между тем независимые эксперты полагают, что полноценному развитию экономики РФ мешают куда более масштабные проблемы. Шлейф этих проблем тянется за российской экономикой уже не первый год, и государству вряд ли удастся решить их в ближайшие месяцы.

По мнению профессора Института МИРБИС Ирины Станковской, прогнозы Минэкономразвития, основанные на цене на нефть марки Urals в 2018 году на уровне $50–60 за баррель, излишне оптимистичны и призваны не столько отражать реальную картину экономики, сколько формировать позитивные ожидания у населения страны, уставшего от затяжного кризиса. Прогнозы Центрального банка более приближены к реальному положению дел. Финансовый регулятор ожидает, что ВВП в 2018 году будет расти в диапазоне от 1,5 до 2%. ЦБ делает ставку на рост внутреннего спроса на фоне увеличения реальных заработных плат, а также на повышение темпов роста мировой экономики.

– Нижняя планка прогноза ЦБ РФ представляется достижимой, если не произойдет каких-либо серьезных внешних шоков, – считает Ирина Станковская.

Среди факторов, позитивно влияющих на экономику РФ, эксперт выделяет благоприятную конъюнктуру на мировом рынке углеводородов, а также существенные расходы, запланированные государством в 2018 году на оборону, социальные и инфраструктурные проекты.

При этом оптимистичные ожидания чиновников, по мнению экономиста, сбудутся только в краткосрочной перспективе. Для устойчивого роста нужна стабильная, предсказуемая динамика базовых макроэкономических показателей в течение нескольких лет.

Нефть-матушка

Локомотивами экономики выступают сектора топливно-энергетического комплекса, торговли, электроэнергетики, транспорта и военно-промышленная отрасль. По данным информационного агентства «Крединформ», среди ста крупнейших по объему выручки компаний РФ 44% – нефтегазовые предприятия, 17% составляют представители ритейла, 9% занимает электроэнергетика и 7% приходится на транспортную промышленность.

Таким образом, Россия сохраняет зависимость от цен на сырье, и именно они будут оказывать влияние на экономику в течение 2018 года. По прогнозам ведущего аналитика ГК TeleTrade Марка Гойхмана, в текущем году цены на нефть на мировом рынке будут колебаться на уровне $55–70 за баррель.

По мнению экономиста, комфортный уровень нефтяных котировок лишает экономику стимулов развивать альтернативные отрасли. Между тем, судя по показателям 2017 года, некоторые сектора промышленности могут совершать значительные скачки. Например, в сфере информации и связи прошлогодний рост составил 3,6%, в торговле – 3,1%, в финансовом секторе – 2,5%.

 

– Но их роль мала, и они несущественно влияют на общий итоговый результат. Современные технологии не станут и в текущем году драйверами роста экономики. Структурные, технологические, инвестиционные изменения, которые могли бы стимулировать экономику, не происходят, – констатирует Марк Гойхман.

Впрочем, это мнение не разделяет эксперт «Крединформ» Евгений Насиров. Он считает, что высокий уровень нефтяных цен, наоборот, способствует продвижению отличных от ТЭК секторов.

– Ведь именно доходы, полученные от продажи нефти и газа, распределяются на развитие и модернизацию других отраслей Российской Федерации, делая их конкурентоспособными и самостоятельными, – подчеркивает эксперт.

Куда уходят деньги

Благоприятная конъюнктура на рынке нефти позволяет государству получать до 26% валютных поступлений. С одной стороны, эти средства можно использовать для латания бюджетных дыр и обеспечения сырьевой модели развития, а можно вкладывать их в науку, здравоохранение и рост альтернативных секторов экономики.

– Очень хотелось бы сказать, что локомотивом роста в российской экономике уже сейчас являются наукоемкие и высокотехнологические отрасли, генерирующие инновационные продукты, создающие высокопроизводительные рабочие места и т. д. Однако, даже по официальным данным, доля организаций, осуществляющих какую-либо инновационную деятельность, не превышает в настоящее время 10% (8,4% в 2016 году, по данным Росстата), – поясняет Ирина Станковская.

По ее мнению, в краткосрочном периоде наибольшую динамику обычно демонстрируют не столько наукоемкие отрасли, сколько те сектора, которые могут извлечь выгоду из процесса импортозамещения и относительно низкого курса рубля. Это прежде всего сельское хозяйство, отдельные отрасли пищевой промышленности, производство медицинских товаров, сфера внутреннего туризма и IT-услуги.

– Тем не менее именно информационные технологии могут и должны стать реальными локомотивами устойчивого роста российской экономики в долгосрочном периоде. Если этого не произойдет, экономика страны может навсегда отодвинуть нас в список стран-аутсайдеров, – предупреждает она.

Потребитель вернется?

Еще один важный фактор поддержки российской экономики – рост доходов населения. Как полагает эксперт-аналитик компании «Финам» Алексей Калачев, устойчивого роста экономики можно добиться только благодаря увеличению внутреннего спроса, который, в свою очередь, неразрывно связан с доходами граждан.

– Именно потребительский спрос стимулирует производство продукции с высокой долей добавленной стоимости, которое, в свою очередь, естественным образом тянет за собой инвестиционный спрос на машины и оборудование, а вместе с производителями промышленной продукции – и спрос на кредиты и прямые инвестиции. Все это, слегка ожив в 2016 году в результате импортозамещения на фоне дорогого импорта в силу падения курса рубля, по мере стабилизации национальной валюты сошло на нет, – поясняет он.

Сокращение реальных доходов населения фиксирует и официальная статистика: по данным Росстата, в 2017 году этот показатель упал на 1,7%. Как полагает Алексей Калачев, государство пытается разогнать потребительский спрос с помощью дешевых кредитов, но это ведет лишь к росту просрочек и закредитованности беднеющего населения.

– Люди все больше залезают в долги либо экономят, отказываясь от покупки товаров длительного пользования и переходя на более дешевые товары повседневного спроса и продукты питания, а часто и их суррогатные аналоги, – констатирует Алексей Калачев.

Между тем некоторые экономисты не исключают, что потребительский сектор в 2018 году может внезапно ожить и подтолкнуть экономику к более активному развитию.

– После спада, который продлился два года, во втором квартале минувшего года эксперты зафиксировали увеличение оборота розничной торговли. Можно говорить о том, что в 2017 году появились косвенные признаки роста спроса на потребительские товары. В частности, уровень товарных запасов специализированных организаций начал снижаться: сейчас он составляет 36 дней, тогда как годом ранее показатель равнялся 37,5 дня, – поясняет аналитик QBF Денис Иконников. По его словам, в течение 2017 года реальные располагаемые доходы населения снижались, однако в январе 2018 года эксперты зафиксировали нулевую динамику показателя. Это может указывать на грядущее оживление в потребительском секторе.

Будущее темно

Прогнозы экономистов о будущем российской экономики сводятся к тому, что текущий период небольшого роста ВВП может продолжиться в рамках запланированных значений. Однако в долгосрочной перспективе экономика потребует более существенной подпитки, чем скачки нефтяных котировок и падение курса рубля.

– У нас в принципе ВВП растет только за счет того, что экспортно ориентированные компании из-за ослабления рубля получили преимущества, – считает управляющий партнер юридической компании «ЭНСО», президент Института развития и адаптации законодательства, глава комитета по оценке регулирующего воздействия общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексей Головченко. – Но эти преимущества были нивелированы за счет укрепления рубля. Также положительный скачок нефти дал небольшой рост ВВП. С учетом того, что другие сектора в России в основном не развиваются, продолжают испытывать проблемы, мы видим результат – стоимость компаний падает. Расти ВВП не на чем.

Как отмечает Алексей Головченко, почти во всех отраслях промышленности назревают существенные проблемы. Для производственного сектора критично отсутствие внешних кредитов и стабильного внутреннего спроса.

– Внутреннего рынка практически нет, внешний не заинтересован – с развитыми странами мы не можем конкурировать из-за отсутствия технологий, с неразвитыми – из-за их ценового предложения на аналогичные товары, – говорит он.

Еще одну опасность видят эксперты Центра стратегических разработок, которые недавно представили доклад «Эффективное управление государственной собственностью в 2018–2024 гг. и до 2035 г.». Авторы доклада утверждают, что в современных условиях государственный сектор играет заметную роль в любой национальной экономике. В нашей стране начиная с 2000-х годов количественный и качественный рост госсектора стал преобладающим трендом. За прошедшие годы размеры сектора достигли исключительно высоких значений. Общая доля государственного сектора в ВВП выросла с 39,6% в 2006 году до 46% в 2016-м. По состоянию на 2016 год госсектор включал около 65 200 хозяйствующих субъектов, хотя еще двумя годами ранее их было на 1600 меньше. Фактически в четырех секторах (энергетика, транспорт, добыча полезных ископаемых, финансы) доля выручки госкомпаний в общей выручке топ-100 компаний близка или превышает 50%.

– Дальнейшее наращивание или даже простое сохранение существующих объемов госсектора чревато для экономики негативными последствиями. Во-первых, конкурентные механизмы рынка заменяются административным ресурсом и лоббизмом. Во-вторых, государство проявляет себя как менее эффективный собственник по сравнению с частными структурами. Фактически госпредприятия превращаются в многоступенчатые бюрократические пирамиды административного контроля и формальной отчетности. В-третьих, происходит неформальное огосударствление частного сектора и появление «частных государственных компаний». Пространство для частной инициативы резко сужается, а цивилизованные имущественные отношения подвергаются эрозии, – предупреждают эксперты ЦСР.

Шаткая ситуация

Перспективы быстрого развития российской экономики, как и прежде, вновь и вновь сталкиваются с так называемой «голландской болезнью», выраженной в зависимости от энергоресурсов, делает вывод финансовый аналитик компании Gerchik & Co Виктор Макеев.

– Определенные успехи достигнуты, бизнес диверсифицируется, развиваются дальневосточные проекты, но нестабильность на сырьевом рынке тут же отражается для страны в глубочайших бюджетных дисбалансах и экономических проблемах. В 2012 году наблюдался активный приток инвестиций, старт новых проектов, особенно в дальневосточном направлении. Но совпавшее с этим падение котировок на нефть и череда санкционных давлений привели к немедленному оттоку инвестиций и заморозке многих проектов. И только сейчас инвестиционная привлекательность страны на шаг начала восстанавливаться, – отмечает Виктор Макеев. По его словам, в то же время бизнесу недостаточно собственных финансовых средств, мешает и высокий процент получения кредитов. Регулятор пытается идти навстречу, но все также будет зависеть от сырьевого рынка и инфляционных показателей.

Ирина Станковская резюмирует, что перед страной стоит серьезный выбор между краткосрочными прибылями и долгосрочными потерями в случае сохранения сырьевой модели.

– Эксперты предсказывают сокращение глобального спроса на нефть уже в ближайшее десятилетие. А это означает, что, если сохранить инерционный сценарий развития, нашей стране придется столкнуться с серьезным падением валютных доходов и возможным обвалом рубля, – делает прогноз экономист.

Главная угроза стабильности экономической системы состоит в том, что привязка экономики к сырью все еще слишком сильна при относительно низкой диверсификации бизнеса, считает Виктор Макеев. В то же время перспективы отечественной экономики он оценивает скорее в позитивном ключе, по крайней мере на первую половину 2018 года. Этому способствуют и рост цен на нефть, и стабильная глобальная экономическая обстановка, а также позитивная динамика увеличения экспортной составляющей.

– Тем не менее богатейшая по своим сырьевым запасам страна имеет огромный потенциал роста. Важно, чтобы ресурсы были направлены в правильное русло и с наибольшей эффективностью, – уверен он.

  © Управление бизнесом

Контакты