20.12.2017

В отношениях с государством можно только проигрывать

В отношениях с государством можно только проигрывать

Задолженность ведомств перед бизнесом составила 1,2 млрд рублей. В прошлый кризис госзакупки считались спасением, а теперь они — карающий меч. Какой уральский город стал настоящей «черной дырой» и почему даже суд не может заставить заказчика расплатиться, читайте в авторской колонке управляющего партнера юридической компании «ЭНСО» Алексея Головченко.

В последние время увеличилось количество банкротств в строительной отрасли. Одной из причин этого является колоссальный объем неплатежей заказчиков по государственным и муниципальным контрактам, вынуждающий предпринимателей сворачивать собственный бизнес, накопив огромную кредиторскую задолженность.

Ранее участие в реализации государственного или муниципального контракта было залогом того, что обязательства заказчика перед подрядчиками будут гарантированно исполнены, однако сейчас ситуация поменялась в прямо противоположную сторону. Рост неплатежей, многочисленные нарушения, кабальные условия контрактов, а также многие другие факторы свидетельствуют о серьезном кризисе системы государственных и муниципальных закупок, росте настороженности бизнеса к данному институту. Попробуем разобраться, что происходит в системе государственных и муниципальных закупок Свердловской области.

Негативная тенденция, связанная с ростом задержек оплат подрядчикам по госконтрактам, наметилась в 2014 году в связи с нарастанием кризисных явлений в российской экономике и, как следствие, падением платежеспособности государственных и муниципальных бюджетных организаций. На конец 2015 года совокупный объем задолженности по исполненным госконтрактам в целом по стране составил порядка 25 млрд рублей, в 2016 году эта цифра увеличилась до 32 млрд рублей. Не очень оптимистично на данном фоне выглядит Свердловская область: в 2016 году задолженность государственных и муниципальных структур перед представителями бизнеса составила 1,2 млрд рублей.

Проблема эффективности работы системы государственных закупок была рассмотрена в ходе совещания по противодействию коррупции у полномочного представителя президента в Уральском Федеральном округе Игоря Холманских 15 декабря 2017 года. Выводы были сделаны не совсем утешительные: с начала 2017 года в сфере госзакупок выявлено более 7 тыс. нарушений, 525 преступлений, причиненный ущерб бюджету составил 1,5 млрд рублей.

Среди наиболее актуальных проблем, существующих в госзакупках на сегодняшний день, можно выделить неплатежи, наличие «теневых закупок», удушающие бизнес-условия контрактов, ошибки в техническом задании, нарушение правил закупок у единственного поставщика, также коррупционная составляющая.

В 2016–2017 годах вступил в силу ряд поправок в 44-ФЗ, 223-ФЗ, направленных на ужесточение ответственности чиновников за задержку оплаты. Так, в 2017 году в КоАП была введена ст. 7.32.5, предполагающая наложение административных штрафов за нарушение сроков и порядка оплаты по государственным и муниципальным контрактам на должностных лиц. В случае повторного совершения должностным лицом подобного правонарушения предполагается его дисквалификация на срок от одного до двух лет. Однако строгость закона по-прежнему компенсируется возможностью его неисполнения.

Лидером по количеству неплатежей на Среднем Урале является Нижний Тагил. В марте 2017 года глава города Сергей Носов даже получил прокурорское предупреждение из-за долга перед подрядчиками по контрактам в размере около 300 млн рублей. Стоит отметить, что среди муниципалитетов Свердловской области Нижний Тагил лидирует по объему муниципального долга (около 1,5 млрд рублей по состоянию на 01.01.2017), а также по размеру кредиторской задолженности.

Несмотря на имеющиеся проблемы, далеко не все предприниматели, имеющие неоплаченные работы по государственным и муниципальным контрактам, спешат обращаться в суды за защитой своих прав. По данным Высшей школы экономики, это делают лишь пять процентов бизнесменов.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей Российской Федерации Борис Титов отмечает, что более 50% российских предпринимателей считают минимальными шансы выиграть судебный спор в случае, если оппонентом является государственный орган. Причинами необращения предпринимателей в суды является не только недоверие к судебной системе, но также и банальный страх вступать в открытый конфликт с государственными структурами, который может поставить крест на перспективе реализации крупных заказов в дальнейшем.

Кроме того, вынесенное в пользу предпринимателя решение суда отнюдь не означает, что такое решение будет исполнено, даже с учетом того, что исполнительные листы по подобным делам предъявляются напрямую в финансовый орган муниципального образования, а Бюджетным Кодексом Российской Федерации установлен трехмесячный срок их исполнения.

Нередки случаи, когда вопреки нормам закона и вынесенным судебным решениям муниципальные чиновники игнорируют предписанное им законом исполнение обязательств, неисполненные исполнительные листы возвращаются в суд как исполненные.

В последние годы неуклонно возрастает количество жалоб по вопросам закупок товаров, работ, услуг по Федеральным законам № 44-ФЗ, № 223-ФЗ, поступающих уполномоченному по защите прав предпринимателей Свердловской области Елене Артюх: если в 2015 году в структуре обращений к ней таких жалоб было 4%, в 2016 году — 9,4%, а за 9 месяцев 2017 года — уже 19,4%.

Помимо неоплаты исполненных госконтрактов предприниматели нередко сталкиваются с необходимостью выполнять дополнительные работы без подписанного дополнительного соглашения, что фактически лишает возможности защитить свои права в суде, в результате чего данные затраты оборачиваются для бизнеса прямыми убытками.

На мой взгляд, одним из ключевых факторов, нивелирующим эффективность системы государственных и муниципальных закупок, является неправильный подход в отношениях государства и бизнеса. Традиционно власти считают приоритетным вопросом здесь бюджетные интересы. Это свидетельствует о недальновидности государственных органов, контролирующих систему госзакупок. Когда предприниматели начинают осознавать, что в связке бизнес-государство они всегда проигравшие, число лиц, готовых участвовать в государственных закупках без каких-либо неформальных диалогов с заказчиками, становится меньше и меньше. Если возможности урегулировать отношения в судебном порядке являются крайне низкими, бизнес, не имеющий договоренностей с чиновниками, теряет интерес к участию в госзакупках.

Это крайне негативно для государства, потому что итоговая цена закупки становится выше. Если бы в тендере участвовали десять предпринимателей и они бы все бились за стоимость, то победу одержал бы предложивший наибольшую цену, но когда борьба идет между двумя субъектами, стоимость закупки неминуемо возрастает. В итоге получается, что страх предпринимателей перед государственными и муниципальными органами, снижение конкуренции приводит к неминуемым потерям бюджетных средств.

Для преломления негативной тенденции и пресечения нарастания задолженности перед исполнителями государственных и муниципальных контрактов необходим комплекс мер, предполагающих как законодательное совершенствование системы государственных и муниципальных закупок, так и внедрение жесткой системы контроля за исполнением заказчиками своих финансовых обязательств. Для решения существующих проблем необходимо начать диалог с участием всех причастных к данному процессу лиц: представителей бизнеса, представителей госаппарата, курирующих закупки, муниципальных чиновников, уполномоченного по защите прав предпринимателей в Свердловской области.

А пока анализ практики приводит к неутешительному выводу: единственным действенным инструментом сейчас является обращение в правоохранительные органы. И ничего хорошего я в этом не вижу.

  ©

 

66.ru


Возврат к списку